18:07 

Фик для moody flooder

BottomMalfoy
Лёд. Только лёд. Лёд навсегда.

Автор: Белла (Искажжение) velmina2004@list.ru
Пэйринг: Снейп/Драко
Рейтинг: R
Жанр: Ангст
Саммари: Рассказ в трёх частях. Судьба трижды испытывает Драко, предоставляя ему выбор между любовью к фигурному катанию, ледяному полю, блестящей глади замёрзшей воды и любовью к человеку, который поддерживал его на протяжении всей его сознательной жизни. Он трижды отрекается от одной из них. Что ему остаётся?
Предупреждение: смерть персонажа, AU
Дисклеймер: Мне ничего не принадлежит
Пожелания: Мне будет приятно, если меня уведомят.

Написано для moody flooder,
заказавшей
Нарцисса/кто-то кроме Люца, не фэм
Снейп/Драко
Люц/Драко
Жанр: не флафф, не юмор
Пожелание: чтобы причиной всего безобразия была не магия и не насилие; не перевод.

Примечание: по объективным причинам фик не мог быть выложен раньше.
Автор просит прощения за опоздание.

URL
Комментарии
2005-05-23 в 18:11 

BottomMalfoy
Введение

Этот Чётов-мальчик-который-всё-таки-выжил победил Вольдеморта. Упивающихся смертью до сих пор ловили по крысиным притонам маггловского Лондона, китайским кварталам Америки, ночлежкам для бездомных и даже весьма успешно ловили. Изрядно поредевший седьмой курс красиво отгуляли выпускной, и разъехались кто куда.

Всезнайка Гермиона Грейнджер, к примеру, вопреки ожиданиям друзей и здравому смыслу, не умчалась поступать в Высшую Школу Магии, а уехала домой, к родителям, рожать ребёнка, которого чудом удалось сохранить, с учётом пережитых активных военных действий. Джиневра Уизли уехала к Чарли, и собиралась работать с драконами. Сёстры Патил, изрядно потрёпанные войной, нашли себе местечко в министерстве магии на своей Родине. Терри Бут, вратарь сборной рэйвенкло по квиддичу, поступил в команду «Осмингтонские Осы», и ему прочат хорошую карьеру. Пэнси Паркинсон умудрилась выскочить замуж за знатного француза, нашедшего себя в министерстве магии Франции и успешно продвигающегося по службе. Эрни Макмиллан уехал в Израиль. Никто не был в курсе, что он там забыл, но возможно, это была его тайная мечта. Да и не все хорошо разбирались в своих желаниях после того, что пережили. Вряд ли юные волшебники осознавали, что и зачем они делают, куда едут и от чего бегут. Были и те, кому уже не о чем было мечтать.
Рональд Уизли навсегда ушёл ещё в самом первом сражении, когда не было убито ни одного пожирателя, а лагерь Ордена нёс ошеломляющие потери. Дин Томас и Колин Криви умерли, занимаясь военной корреспонденцией. Лаванда Браун, Ли Сью и Мэнди Броклхёрст погибли, помогая оттаскивать раненых. Вся квиддичная сборная гриффиндора времён четвёртого курса пала, нанеся сильный урон противнику во время шестого налёта на лагерь Волдеморта. Они были командой, настоящей командой. Обратно вернулся только смертельно раненый Оливер Вуд. Он совершенно не желал бороться за жизнь, и, не смотря на активное лечение, скончался на третий день в госпитале. Оливер так и не смог спасти Анжелину, и в бреду часто звал Фреда и Джорджа. Маркус Флинт, узнав о смерти Вуда, бросился в первые ряды и был убит в тот же день. На кладбище они похоронены рядом.
А вот Драко Малфою можно сказать повезло. Да, имущество Люциуса было национализировано. Да, его фамилию теперь и произносить то было неудобно. НО! Дом во Франции, который подарил ему отец, остался за Малфоями. И счёт в Гринготсе на имя Драко Люциуса Малфоя тоже. И самое главное везение, которое предоставила судьба этому белобрысому мальчишке – это любовь. Любовь, которую не растоптала война. У него были целы руки и ноги, он был здоров и теперь, когда с Волдемортом разобрался чёртов Поттер, Драко мог заниматься любимым делом.

У юного Лорда Малфоя в жизни было только две по-настоящему глубокие сильные привязанности. Ни от одной из них он не мог отказаться. Они составляли всю его жизнь, наполняли её смыслом и светом. Оба холодные, оба твёрдые, оба острые на сколах и гранях, схожие в сути и теперь находящиеся в противофазе. Лёд и Северус Снейп.

URL
2005-05-23 в 18:17 

BottomMalfoy
Лёд

Солнце било в мутное стекло раздевалки и преломлялось о тонкую сетку серебряной паутинки в углу. Драко отдыхал после двух часов катания. Ноги гудели, по телу разливалась приятная ломота. Полотенце, промокшее насквозь, свисало со спинки кресла грязным белым флагом.

Маглловская публика принимала юного фигуриста оглушительными аплодисментами, мягкими игрушками, и морем цветов. Юный Малфой нашёл себя в ослепляющем блеске ледяных брызг и восторженных криках зрителей. Он купался в цветных лучах прожекторов, взрезая лезвием замёрзшую воду, крутился, вызывая фонтаны острых звонких карамелек из-под ног, безвкусных, как поцелуи малолетних поклонниц и поклонников. Ему нравилось. После смерти отца, мать уехала во Францию к тётке. Сына она звала с собой, но Драко отказался. Теперь Малфои были не в чести, и наследник выбрал магглский мир. Не просто мир, а целую вселенную, покрытую льдом, только для него озарённую перламутровыми лучами победы. Он достаточно легко сумел убедить тренера, что делать в юношеской группе ему нечего. Его не хотели пускать на лёд – он надел коньки и всё равно проскочил. И уже после трёх минут стало ясно, что он – лучший. Через год он выехал защищать честь Англии на Чемпионат Мира. Вместе с ним уехал и Снейп. «Какого чёрта?» - думал Драко. Как истинный Малфой, он не смешивал карьеру и личную жизнь, но Северусу он не мог отказать. Всё дело было в том, что бывший профессор сильно изменился за последнее время. И совсем не в ту сторону, которая так нравилась Драко.

Закрыв глаза и запрокинув голову, фигурист отдавался воспоминаниям. Уголки губ чуть подрагивали.

Тьма его кабинета рождала холодок, ползущий по коже, змеиной лентой обвивающийся вокруг шеи. Сырость подземелий не давала расслабляться нервам, и Драко чувствовал возбуждение сразу, как только заходил в комнаты, ставшие такими близкими.

Северус Снейп, казалось, был создан льдом и меняться не собирался. Не изменил его Дамблдор, пытавшийся прижить в сальноволосом шпионе хоть частичку огня, не сломал его ледяной брони Лорд Вольдеморт, не растопила его ни одна женщина, ни один мужчина. И Драко это тоже не удавалось. Впрочем, стремился ли он? Ведь созданиям льда нужны себе подобные. Так – легче. Так – проще. Так – правильно. Сам будучи холодным кристаллом незамутнённой жидкости, Драко Малфой получал искреннее удовольствие от того могильного мороза, раздражающего чувства и кусающего кожу.

Северус Снейп был другом отца. Северус Снейп был деканом его факультета. Северус Снейп был Упивающимся Смертью. Северус Снейп был членом Ордена Феникса. Северус Снейп был выдержанным холодным человеком, тяжёлым на характер и на подъём, как не поднятая целина. Он был учителем, примером для любого слизеринца. Позже – стал другом, советчиком для Малфоя. Куратором его исследований, коллегой в изысканиях, единственным собеседником по вечерам у камина, а позже – любовником, таким же ледяным в постели, как всегда и везде. Северус Снейп был ВСЕМ. И у него не было конкурентов в сердце Драко, кроме той стихии, из которой он черпал силы.
Лёд.

Когда огромное пространство, покрытое льдом, переливается под светом звёзд – это невыносимое до боли зрелище.

Эту красоту невозможно передать словами. И Драко не хотел говорить, он хотел показать. Просто в один прекрасный день после отбоя он постучал в знакомую дверь. Тяжёлая деревянная створка распахнулась и на пороге появилась фигура профессора.

- Мистер Малфой? Проходите. – Рука сделала приглашающий жест во внутрь кельи слизеринского декана. Драко слегка потоптался на месте, по плотнее запахнул мантию и шагнул в возбуждающую темноту и обостряющий чувства холод.
К тому времени их уже можно было назвать неплохими приятелями. Середина седьмого курса, зима. Близилось Рождество.


Грязный белый флаг, именующий себя полотенцем, соскользнул с ручки кресла и упал на пол, задев недопитый бокал с вином, которое немедленно пролилось на серую и солёную от пота тряпку. Пятно расползалось медленно, но верно, увеличивая свой диаметр, захватывая прилегающие территории, распространяясь по тряпке и смешиваясь с солью, которой она была пропитана. А Драко было всё равно. Он вспоминал начало. То, что уже не повторится. То, к чему он так долго мчался, и то, что в ту прекрасную звёздную ночь, сбылось.

Ком стоял в горле – не продохнуть. Так трудно было ему признаться в своей любви. Любви не к полёту на метле, а к сверкающей поверхности, к иному ветру за спиной, к бесконечным укусам этого белого чудовища, стоит только неверно поставить ногу. Но страхи существуют, чтобы их преодолевали, и к немалому его удивлению, Северус накинул зимнюю мантию и вышел в ночь только для того, чтобы посмотреть.

Всю дорогу Драко Малфой, лучший ученик Слизерина и серебряный принц, дрожал от холода и нетерпения. Когда они добрались до озера, нервное напряжение перешло все границы разумного, и пальцы не слушались, завязывая шнурки на новых белых коньках. Снейп всё это время молчал и стоял невдалеке, наблюдая исподлобья, и пуская стрелы колючих взглядов прикрытых чёрным оперением ресниц. И вот мальчик встал на лёд, обернулся и, улыбнувшись долгожданному наблюдателю, оттолкнул поверхность и помчался по глянцевой глади.

Ветер бил по щекам, нёсся рядом невидимым спутником, помогал выполнять сальто, поддерживал при кружении на месте. Иногда, у самого края поля, Драко видел фигуру Северуса и знал, что каждый танец – для него, каждый поворот и каждая маленькая звёздочка, рождённая лезвиями коньков – для него. Снейп находился в гармонии с его миром, миром льда, блеска, морозного воздуха, обжигающего кожу лица, покрова ночи, спасающего от ненужных глаз. Только он, чёрная фигура в развевающейся мантии на леденящем душу потоке чувств, переданных в движении, которых невозможно передать иначе.

Закончив свой танец, парень подъехал к краю озера. Страшно был посмотреть в глаза Ему. Но когда Драко всё же решился, он увидел в их бесконечной ночи тонкую струну грусти и серебряную нить боли.

- Ну, как? – фигурист был робок и колени его дрожали.
Северус молчал. Он смотрел на звёзды и молчал. Не глядя в глаза своему ученику, он потрепал его и без того растрёпанные белые волосы, и сказал:
- Красиво. Это очень красиво, Драко.
- Тебе…
- Если ты хочешь моё мнение, то мне понравилось. Правда, это может быть опасным, ты знаешь. Постарайся не разбить голову в следующий раз.

Мальчик был счастлив. Возбуждение ядом цикуты разливалось по телу, парализуя все тормозящие инстинкты. Пузырящаяся радость ударила в голову, и перед глазами пошли цветные круги. Всё же он перенапрягся. Последнее, что он запомнил, оседая вниз, был лёд, бесконечный лёд под ногами.


URL
2005-05-23 в 18:18 

BottomMalfoy
- Мистер Малфой!
Стук в дверь раздевалки не потревожил воспоминаний. Драко сам не заметил, как задремал.
- Мистер Малфой! К вам посетитель!

«К чёрту!» - фигурист, дважды чемпион мира в одиночном фигурном катании, продолжал игнорировать голос из-за двери. Когда это стало невозможным делом, он дал себе труд встать с кресла и проследовать в ванную, где, стоя под ледяным душем, он мог продолжить вспоминать. Вспоминать победу, самое главное, то, что уже никто никогда не отнимет. Драко так и не заметил, что, будучи не аккуратным, раздавил бокал, и серебряные звёзды из-под его ботинок, размозжённые на мелкие дешёвые стекляшки, разлетелись по всей комнате.

Он очнулся в кабинете профессора на кушетке. Северус сидел рядом и обеспокоено разглядывал свежеприготовленное варево, дымящееся в бокале тёмно-зелёного стекла. По комнатам разливался аромат горечи. Впрочем, горечь рано или поздно проходит. Всегда, так или иначе.

- Очнулся? – Снейп коснулся рукой его лба. – Тогда пей.

Руки у него были холодны, как у покойника. Драко обожал разглядывать эти руки. Тонкие пальцы напоминали о старинных шпилях, а узловатые суставы виделись бугорками вздыбившегося льда. Запястье было узко и разрисовано шрамами, и кожа на ладонях была неприятно-шершавой и выжженной.

Холод, обжёгший горячую голову, снова взвёл стрелки чувств на часах тела, и запустил механизм бомбы. Ученик смотрел на учителя, учитель на ученика. Он пил, не сводя с него глаз, точно последний глоток жизни, торопливо, до дна, охватив бокал как уступ, не дающий упасть последним секундам, не позволяющий скользнуть в пропасть и разбиться. Разбиться об лёд.

Казалось, профессор ничего не замечал, и точность, размеренность его движений ни на секунду не изменила ему. Тот факт, что руки мальчика оказались на его щеках, ничуть не взволновал его. Со стороны на верное это можно было назвать ледяной скульптурой, застывшей в движении лишь за миг до его завершения. Просящий взгляд, холод и натянутые жилки пол кожей. Северус протянул руку и скользнул поверхностью шершавого льда по шее Драко. Движение завершилось как должно.

Драко иногда думал, что всё это сон, но знакомое ощущение льда не отпускало его и убеждало в обратном. Рвались струны серебра в глазах Северуса, рвались серебристые волосы Драко под стальной хваткой пальцев, похожих на шпили. Снейп был холодным. ВЕСЬ. Ни одного участка тёплой кожи. Драко пытался искать, но ничего не находил, объятый холодом, поднимающим в нём внутренний блеск, раскачивающий его на волнах обнажённого льдистого ветра и разбивающий в нём всё-всё-всё на мелкие звёзды, такие холодные игрушки на двоих. Тьма, спасительная тьма в глазах, глубокая, как полярная ночь, спокойная, как мёртвое море.
Прикосновение его языка жгли укусами льда. Скульптура рассыпалась, они поднялись, чтобы упасть. Пол в подземелье напоминал о поверхности бесконечности, прозрачности, по нему можно было так же скользить, на нём можно было танцевать. Колени бились о камни, и сквозняки наждаком проезжали по влажным дорожкам, оставленным жалом языка. Драко любил эту фазу, когда лёд жёг клейма на теле. Когда он переплавлялся в боль, в алые вспышки перед глазами, из белых звёзд в красные. Северус нёс в себе изначальное круцио, а Драко любил его, и любил Снейпа.

Но всё, что осталось потом от этого волшебства, это сырой пол и распластанное ледяное тело рядом.

- Северус, поговаривают, что ты вампир. Ты ледяной весь, я уже начинаю подумывать, что это правда.
- Если бы так, ты был бы уже трупом.


- Мистер Малфой!
В дверь немилосердно стучали ногами. Драко выругался, набросил халат и пошёл открывать незваному гостю. Стёкла резали ноги.

URL
2005-05-23 в 18:22 

BottomMalfoy
Только Лёд

- Здравствуй.

Кровь точно кувалдой ударила по вискам. Драко уже смутно понимал, КТО так хочет его увидеть, что готов разнести гримёрную в мелкие щепки. Северус Снейп энергичным движением отстранил фигуриста с прохода и вошёл в комнату.

- Какого дементора, Сев?! Ведь мы же всё уже решили!

Высокий, осунувшийся, худой мужчина смотрел прямо перед собой, не обращая внимания на богатую жестикуляцию оппонента. Драко почудилось, словно этот такой знакомый человек, как бы смотрит внутрь себя, словно бы он ослеп уже давно, или видит то, чего не дано узреть никому другому.

- Север! Я не могу жить без него! Я не смогу сидеть у тебя в подземелье и не вспоминать это всё. Я не смогу так жить! – он срывался на крик, и цветы вибрировали от полноты звука этого голоса. – Если ты не приемлешь моей любви к катанию, то у нас разные дороги.

В это мгновение Северус побелел. Раньше Драко бы испугался, но сейчас он знал – это не болезнь, это ярость.

Драко поперхнулся, осознав свои слова. Медленно, как во сне капали секунды… Солёные капли стекали по коже цвета белого мрамора. Слёзы? Нет. Холодный пот. Он отрёкся. Снова отрёкся.
Парень запустил полотенцем в солнечный луч, который так больно кусал сетчатку глаз – зеркала души, и пнул так и не закрытую дверь. Она захлопнулась.

Снейп молчал. От невозможности хоть как-то это молчание разбить и аннулировать смысл сказанного, Драко готов был взвыть. На неверных ему подрагивающих ногах он сделал шаг, потом другой, а после просто вихрем налетел на такого любимого, единственного в своём роде человека, и оба просто свалились на пол. Руками порой пытаются сказать больше, нежели словами, и Драко пытался. Изо всех сил пытался высказаться. Снейп уступал, позволил раздеть себя, ответил на немое предложение согласием.

Малфой сразу заметил, как он изменился. Движения перестали быть размеренными, всё больше плавными, текучими, руки не казались угловатыми, точно узлы, сплетающие цепочку шпилей-пальцев распустились. Он двигался по-кошачьи мягко, и больше не был таким холодным и обжигающим. Вязкой нежностью были наполнены эти глаза, больше не бились об ледяные преграды покровы кожи, тонули в омуте тепла. Разломанная кем-то или чем-то поверхность грубого льда обнаружила глубину. Всё говорило о том, что Северус пустил его в сердце, в глубь себя, куда он так упорно смотрел. Было ли это хорошим знаком? Драко не мог разобраться в своих ощущениях.

Перед его отъездом на олимпиаду они договорились, что Северус останется ждать его в Англии. Причин этому было много. Начиная с того, что месяца два назад у Снейпа начались серьёзные проблемы со здоровьем, заканчивая тем, что сам Драко втайне не желал его присутствия на трибунах. После его первенства на чемпионате, Северус делал всё, чтобы Драко не мог продолжать карьеру. И в чём-то он, конечно, был прав: Драко осознавал тот факт, что лёд стал для него важнее человека, который ждёт его домой каждый вечер, и лечит его постоянные ушибы и головокружения. Но фигурист ничего не мог с этим поделать. Его разрывало. На льду он вспоминал Снейпа, и мчался с тренировки к нему, а рядом с ним он мечтал о сверкающей глади озера, и, не просидев и пол дня на месте, хватал коньки и во весь дух бежал на тренировку. По понятным причинам бесило это и Снейпа.

Целуя эти губы, ставшие такими мягкими, позволяя его обновлённому, гибкому телу задавать ритм агонии этого дня, Драко шептал:
- Северус… Прости меня… Я никогда больше не скажу такого…
- Не скажешь?
- Хочешь, уедем, Север?
Снейп не отвечал. Когда солнце укусило тела последней ослепительной вспышкой, и танец закончился, он вдруг заговорил:
- У меня для тебя есть сюрприз.
Голос смягчился и Драко был уверен, что тот улыбается внутри. Они оделись и выбрались на площадку.

Снейп ступал осторожно, шаг за шагом по скользкому покрытию к центру. В зале было темно, и трибуны молчаливыми тенями свидетельствовали присутствие двух мужчин пришедших слишком поздно, или слишком рано. Драко ждал у барьера. Ожидание его нервировало, и уголки рта подрагивали в напряжении.

Один взмах палочки – и ледяная сказка была порушена. Драко застыл в изумлении: лёд лопнул, и по нему поползли трещины, он на глазах обращался в воду. Мужчина в центре поля с вызовом посмотрел туда, где у бортика крупицы света выхватывали у тьмы белоснежные пряди волос. А потом зал заполнила музыка.

Снейп танцевал. Расскажи кому-нибудь такое Драко лет на пять раньше – прослыл бы жутким лгуном. А тут – капли жидкого алмаза, горный хрусталь, оседающий в воздухе. Снейп танцевал по щиколотку в воде, и вода танцевала вместе с ним. Что он хотел показать этим? Как взмах руки и полёт чёрной шёлковой рубашки мог объяснить тому парню у бортика, что за свои поступки надо отвечать, что «мы в ответе за тех, кого приручили». Вода – это не лёд, она не убивает жизнь, она её порождает.

Драко казалось, что всё в нём оборвалось. Северус научился танцевать ради него. Хотя, кто это ему сказал, что ради него? Лёд был растоплен, вода укрывала ботинки, поглощала прикоснувшееся к ней, затягивала. Так, кроме неё может делать только любовь. А ещё наследник Малфоев испугался. Когда Снейп, закончив танец, распластался в воде, лицо его не отражало безмятежности замёрзшего кристалла. Оно менялось каждую секунду, будто под белой кожей пробегали иголочки инея и горячие искорки, точно под ней распускались цветы, и шла в рост трава. Кожа светилась изнутри, как будто кто-то вложил Северусу солнце вместо лица.

Драко почудился аромат сирени и шиповника, витающий по залу. Его это раздражало. «Он меняется, и я не успеваю за ним. Всё будет хорошо, если это ненадолго. Ненадолго ли?...» - Он вздохнул и сам не заметил, как отрёкся снова.

В зале, полном воды, погас свет.

URL
2005-05-23 в 18:24 

BottomMalfoy
Лёд Навсегда

В зале было шумно. Пока лёд чистили, трибуны бесновались и периодически бурно аплодировали. Поклонники ждали. Ждали его, знаменитого фигуриста. И среди них, Драко знал, находится и тот, от кого он вчера отрёкся в третий раз.

- Северус, ты изменился.
- Что же изменилось?
- Ты был воплощением спокойствия. Что с тобой стряслось?!
- Я понял, что не жил толком, и навёрстываю упущенное.
- Я люблю тебя.
- Нет, ты любишь не меня Драко. Ты любишь лёд, Драко. Ты любишь себя.


Обвинения, брошенные в лицо, были жестоки, болезненны, горькИ. Но возможно справедливы, хотя обвиняемый над этим не задумывался.

- Драко, оставь лёд. Ты не знаешь мира, не чувствуешь жизни. Неужели это ледяное поле всё, что у тебя есть? Ты запер себя в ледниковом периоде, Драко. Ты просто не знаешь, что бывает по-другому.
- Тебе нет дела, Северус, что это и есть мой мир. Ничто мне его не заменит. Ты хочешь к морю? Ты свободен. Ты хочешь в пустыню? Ты волен. Но мне оставь этот лёд. Он стал для меня всем, как и ты.
- Всем – значит ничем, Драко.


Голос диктора пронзал воздух и резонировал от стен:
- Приветствуем четырёхкратного чемпиона мира в одиночном фигурном катании… Драко Малфоя!

Он выехал на поле не чувствуя под собой ног, зато отлично ощущая взгляд из пятого ряда седьмого сектора, пронзающий спину. Никогда ему ещё не было так неуютно под громкие аплодисменты. Он замер под светом прожектора, всё стихло, и только его сердце стучало как сумасшедшее. С первыми звуками музыки начнётся танец. Вольная программа «лёд и пламя».

- Ты хочешь, чтобы я ушёл из большого спорта?
- Да.
- Я остаюсь.
- Драко…
- Я не покину лёд. Это моё последнее решение. Нам не по пути, Северус.
- Хорошо. Когда у тебя выступление?
- Через два часа.
- Я приду.
- Если хочешь.


Голова гудела. Всюду чудилось его лицо. Показывая чудеса виражей, Драко не получал удовольствия. И даже искры бенгальских огней, вылетающие из-под стали коньков не приносили ему радости. Публика кричала и аплодировала, на лёд летели цветы и открытки, только фигуристу они казались чем-то погребальным. Он плакал в танце сумасшествия. Партия льда закончилась. Началась партия огня. Каждое сальто давалось с трудом, он не боялся упасть. Драко увеличивал скорость и прыгал всё выше. Невыносимо было знать, что Северус смотрит и видит, как он пошатывается в фигурах. Взрезая лёд металлом, высекая крошево из прозрачной поверхности, он распарывал свою душу. И в какой-то миг он увидел лицо, которого боялся. Он готов был отдать всё, за то, чтобы вернуть сказанное. Но всё – значит ничего. Ничего не вернуть.

Заключение

«Вчера вечером знаменитый фигурист Драко Малфой, во время откатки вольной программы столкнулся с заграждением, что стало причиной серьёзных телесных повреждений. При госпитализации выяснилось, что у фигуриста сломан позвоночник и правая рука. Малфой находился в состоянии комы полтора часа, после чего скончался. Это стало очень большой потерей для английской сборной по фигурному катанию. Похороны состоятся 23 мая на родине фигуриста, он будет похоронен рядом с могилой отца. А сейчас о событиях в Югославии…»

Северус Снейп садился в самолёт. Его ждало небо, бесконечно широкое, если в него падать. Его ждало море, бесконечно глубокое, если в нём тонуть. Его ждала жизнь, бесконечно долгая, если она в нём не угасла.

URL
2005-05-27 в 18:54 

Спасибо огромное за фик!
Очень непохоже на что-либо, что читала.
Драко-фигурист - неожиданно.
Снейп по щиколотку во льду - до слез его жалко :(((
Жаль героев, вообще :(((

2005-05-27 в 23:06 

Спасибо. Я старалась сделать что-то оригинальное из банальщины. Я на самом деле пишу именно такие фики, по большей части состоящие из внутреннего мира. Спасибо. Это писалось для тебя. Я даже почитала что пишешь ты, чтобы примерно предствавить что тебе нужно.
ИскаЖЖение

URL
2005-05-27 в 23:14 

ИскаЖЖение
Спасибо тебе, задумка удалась на славу! А где еще можно почитать твои фики?

2005-05-30 в 00:51 

Можно. Кстати - буду счастлива, если некоторые отбетишь, и поможешь решить вопрос с размещением, мне просто откровенно не до этого было в последние 4 месяца.

URL
2005-05-30 в 10:18 

нет, не оторвать от счастья кусок, как ни старайся...
Понравилось. Чем-то напомнило Франсуазу Саган.

   

BottomMalfoyFest

главная